inok_mihail (inok_mihail) wrote,
inok_mihail
inok_mihail

Русское и советское


Сейчас с неким удивлением я в Сети наблюдаю то, что можно с некоторой долей условности назвать ренессансом красной идеи. За последние 10 лет в общественном пространстве ярко обозначилось несколько значимых персон патриотической мысли, симпатии которых явно тяготеют к большевистской России и СССР: Николай Стариков, Андрей Фурсов, Евгений Спицын. Люди заслуженные, знающие, умные и потому их мнение крайне интересно даже там, где с ними не вполне согласен. Есть и другие люди, тоже вроде как патриоты России, которые, если их почитать, словно только вчера сидели на позициях под Перекопом, хоть и почти столетие минуло в той поры. А надо ж, всё такая же бешеная злоба к Николаю Второму, к Православию, вообще ко всему, что у нас до 1917-го года было…

У меня к сторонникам красной России, который видят в ней идеал, к которому нужно непременно вернуться, только один-единственный вопрос: вы верите в возможность построения коммунизма?
Т.е. построения общества всеобщего материального изобилия, на вере(!) в которое была основана скрепляющая СССР идеология. Если да, верите, то вопросов больше нет, это у вас религия такая и она полностью не совпадает с моей. Если же нет, то тогда можно спокойно порассуждать, почему наш патриотизм часто принимает красную окраску. И нет ли за этим чего-то более глубокого, нежели просто привычки и ностальгия людей, помнящих времена СССР и ныне обладающих влиянием, профессиональными достижениями и деньгами.

Почему же люди так часто связывают в своём сознании русское и советское? Думаю, дело в следующем. Военная, экономическая мощь, политическое влияние СССР неоспоримы. А для обыденного сознания именно военная, экономическая мощь, политическое влияние являются главным критерием эффективности деятельности государства. Но нужно понимать, что это не вполне так. Всё перечисленное — лишь необходимые инструменты в достижении главной цели деятельности государства. А она заключается в том, чтобы народ жил. Обессмысливаются все достижения страны, если народ умирает. Нужно же, чтобы жили все народы, вовлечённые в наше государство. Жили не только лишь в смысле физического выживания, но прежде всего в возвышенном смысле этого слова, сохраняя свои язык, культуру и лучшие национальные стремления.

А теперь подумаем: а удовлетворял ли этому советский строй второй половины периода своего существования? Мне кажется, нет. Возьмём хотя бы такую черту советской системы, последствия которой аукаются и в наше время. Несправедливое перераспределение национального дохода обескровило русскую деревню, вызвав её упадок и массовое переселение в города, а большинство народов национальных республик превратило в жирующих потребителей, что неизбежно сказалось на упадке национального духа и там. Не случайно в бывших союзных республиках, в былые времена в наибольшей степени облагодетельствованных советской властью, ныне наиболее сильны националистические русофобские настроения: Грузия, страны Прибалтики. Эти вещи непосредственно связаны. Пещерный местечковый национализм является не проявлением, а искажением национального духа, опорой не на лучшее, а на худшее. Надо понимать, что все носители этого искажённого национального сознания, которые вдруг массово появились в конце 1980-х, были выпестованы ещё при советской власти.


Советский строй потому смог прижиться на Руси, что был внешней имитацией христианства. Национальное сознание русского человека с его христианской совестью иной строй неминуемо отторгло бы. Моральный кодекс строителя коммунизма, человек человеку — друг, товарищ и брат… Осуждение всевозможных пороков, таких, как пьянство, блуд, лень… Вера в построение коммунизма — мира всеобщей радости.
А обращение друг ко другу «товарищ» — не кажется ли оно более родным, нежели холодно-гордое «господа!» именно из-за близости «товарища» по духу к нашему традиционному -христианскому «братья и сёстры!»? А Господин у нас только один — Господь Бог.

Но именно поэтому советский строй и рухнул, что был лишь имитацией чего-то подлинного, что нам всем лишь предстоит найти и обустроить. Имитация не может полноценно заменить настоящее. Нельзя всё время жить на имитации. Заповеди христианства не могут существовать сами по себе. Они могут опираться лишь на живого Бога-Христа и веру в Него. Они не могут опираться на веру в коммунизм удовлетворённого потребителя. После разрушения СССР у нас было два направления — вниз, в пропасть либерального дикого рынка и либеральной демократии и вверх, к познанию себя, России, связи с предшествующими поколениями и своего места на данном историческом этапе. Мы, увы, в начале 1990-х уверенно выбрали путь вниз.

Итак, главная цель государства — поддержание жизни народов. Но ведь народ может умирать и при арифметическом росте численности населения. Это происходит тогда, когда его национальное самосознание вырождается, тогда он стремится к иным, не согласным с его богоданной природой целям и ценностям. Так, жителя России, который испытывает радость от разрушения храма, от превращения красоты, с миру по нитке созданной устремлениями предшествующих поколений, в отхожее или иное непотребное место, вряд ли можно назвать русским человеком. Умирание же, упадок национального самосознания народа, особенно государствообразующего, всегда сопровождалось упадком государственности.

У России в 1917-м году и в 1991-го есть кое-что общее и важное: и в начале 20-го века, и в конце его мы пережили такой упадок нашей государственности и оскудение народного духа. Так что красным патриотам, нефанатичной их части, есть над чем поразмышлять. Одна беда с красными патриотами: они постоянно ломятся в открытую дверь.



См. также:

Tags: Россия, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments