inok_mihail (inok_mihail) wrote,
inok_mihail
inok_mihail

Духовные причины гибели СССР


Какая прекрасная фотография! Молодые парни, труженики села, разминающиеся перед началом работ. Казалось бы — ну что может угрожать такой стране? Если бы мне кто-либо в 1986 году сказал, что СССР через 5 лет не станет, я бы не поверил. Но эти годы прошли и Советский Союз рухнул по историческим меркам практически мгновенно. Почему? Главной причиной обычно называют экономику. Дескать, обошёл нас Запад в производстве ширпотреба. Ведь у либералов экономика — прежде всего. Но мы-то знаем евангельскую истину, что «не хлебом единым жив человек», что отнюдь не только интересы желудка способны порождать действие или бездействие человека. А ведь бездействие было, и весьма знаменательное. Когда исчез СССР, то на всей территории страны не было каких-либо значимых акций протеста. Почти никто не встал на защиту страны, которую вназапно взяли и «отменили» три мужика в Беловежской Пуще. Люди проявляли либо радость, либо, чаще всего, апатию и безразличие, смешанные с лёгкой тревогой из-за неопределённости. Почему же люди внутренне соглашались с тем, что происходит?
Советский Союз имел ряд застарелых болезней, которые исторически связаны с целями его создания и несли на себе отпечаток личностей создателей. Вот эти болезни:

  1. Пропаганда личного материального достатка как наивысшей цели человека.
  2. Противоречия между высокими нравственными идеалами, к которым нас призывали, и их вульгарно-материалистическим истолкованием и воплощением.
  3. Несправедливое перераспределение средств и нерешённый национальный вопрос.
  4. Деградация деревни и её уничтожение.
  5. Лживая идеология, побуждающая к постоянному лицемерию.


Пропаганда личного материального достатка как наивысшей цели человека


Заявляемой целью существования социалистического общества было построение так называемого коммунизма, который мыслился как общество материального изобилия, где полностью освобождённые от тяжёлого и монотонного труда люди предаются свободному творчеству в своё удовольствие. Рассмотрение утопичности и вредности данной идеи выходит за рамки статьи, но не лишним будет сказать, что эта соблазнительная идея пришла к нам с Запада, и к моменту появления её у нас она уже была развита европейскими мыслителями. Разница лишь в том, что путь к обществу материального благоденствия на Западе видели в частной собственности и рыночном механизме распределения, а у нас — в обобществлении средств производства и административном распределении.
Интересно, что такое направление мыслей я встречал и у людей вполне лично скромного образа жизни, что выражалось в их фразе-пожелании «Чтобы внуки наши жили лучше!». В материальном смысле, разумеется. Т.е. «я живу небогато и понимаю это, но я готов самопожертвенно терпеть это ради своих потомков, которые будут побогаче меня». А это ничто иное, как искреннее заявление мировоззрения, где самое желанное связано с материальным достатком.
Последовательно внедряемая идея желательности личного материального достатка неизбежно расшатывала и калечила наше национальное сознание, а, следовательно, и государство. Ведь русская цивилизация была создана на прямо противоположных, христианских принципах. Официальное осуждение личного стяжательства с привлечением соответствующих творений культуры дела не меняло. Нельзя же, в самом деле, одновременно с капельницей с лекарством ставить больному капельницу с ядом.
Большое число носителей такого мировоззрения сделало нас уязвимыми в информационном противостоянии с Западом, ибо передаваемые из уст в уста рассказы о комфортной и сытой западной жизни выглядели весьма соблазнительными и более походили на обещанный коммунизм, нежели окружающая большинство советских людей действительность. О том же, что это всего лишь результат кредитной накачки спроса и хищнической сути западной цивилизации, тогда мало кто догадывался. Все восхищались «такими умными и трудолюбивыми европейцами», и испытывали неприязненный стыд за свой «ленивый народ» и государство, которые всё никак не могут дать нам возможность такую же жизнь наладить.
К началу 1980-х годов многие советские люди уже был внутренне были «готовы» отдать страну за личный прибыток, за жизнь «как на Западе». Люди среднего возраста в длинных очередях рассуждали о десятках и сотнях сортах колбасы в западногерманских магазинах. Городская же молодежь прямо-таки бредила Западом, демонстративно презирала всё «что такое хорошо», прививаемое государственной системой образования и своей значительной частью фактически превратилась в отщепенцев своего народа. Поэтому понятно, почему в начале 1990-х у нас вдруг возникло невероятное количество жестоких преступников, алчных дельцов и проституток. Они ведь к нам не на парашютах из-за границы были сброшены. Все эти люди в своё время воспитывались в советских семьях. Значит, процесс шёл уже тогда. Не будь этого, никакая даже самая яростная пропаганда растления и роскошной жизни не возымела бы какого-либо значимого эффекта.


Противоречия между высокими нравственными идеалами, к которым нас призывали, и их вульгарно-материалистическим истолкованием и воплощением


В своё время среди советских интеллектуалов ходила такая фраза-анекдот: «Жизнь — это способ существования белковых тел, и поэтому прожить её нужно так, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Эта шуточная фраза, составленная из определения жизни по Энгельсу и фразы из романа «Как закалялась сталь» Островского, довольно хорошо передаёт дух данного противоречия.

В советское время молодое поколение нравственно воспитывалось на героике (в основном на примерах подвигов в Великую Отечественную войну) и на классической русской и советской литературе. В то время как вульгарный материализм, господствовавший в советской школе, при всей его блестящей способности в доступной среднему школьнику форме описать окружающий мир, был начисто лишён святыни, чести и совести. А какая, в самом деле, совесть может быть там, где она сводится к особому движению белковых молекул в нейронах головного мозга, а убийство — всего лишь к прекращению химической реакции? Русская же литература по сути своей глубоко христианская, и поэтому в значительной мере школьниками оставались не поняты ни мотивы действия героев, ни заложенные авторами идеи. Более того, советская литературоведческая традиция искала «борьбу классов» вместо душевных переживаний персонажей героев. Например, как в пьесе Островского «Гроза».

Кто-то может задать здесь следующий (и очень хороший!) вопрос: «Ну если так всё было бездуховно-материалистично, то как же люди совершали подвиги и проявляли массовый героизм и во время войны, и в труде, да и в обычной жизни жертвовали собой ради других?». Ответ прост. Каким бы человек материалистом сам себя ни называл, если он признаёт совесть и готов действовать в согласии с ней, не раздумывая, то он уже не вполне материалист. Десятилетия безбожия не могли полностью вытравить из народа столетия христианства. Люди оказывались лучше, чем официальные формальные лозунги и призывы.
К тому же речь идёт не о характеристике людей, типа ярлыков «совестливый-бессовестный», а просто об общей тенденции, движении процесса, когда говорят: «народ измельчал». А он в 1980-е действительно измельчал.


Итоги


На традиционный вопрос «кто виноват в распаде СССР?» я бы ответил так: виноваты все мы, те, кто жил во времена СССР. Мы не ценили того, что имели, и в погоне за призрачным счастьем разрушили свой дом вместо того, чтобы отремонтировать его. Но следующий вопрос, на который нам всем необходимо ответить, гораздо важнее — что и как сделать, чтобы подобные национальные трагедии больше не повторялись. Найдя болезнь, можно правильнее направлять усилия.

Прежде всего нужно прекратить завистливо посматривать на Запад, да и на Восток тоже. Для того, чтобы быть счастливым, совсем не обязательно жить богаче и комфортнее соседа.

Необходимо помнить, что часто бывает так, что чтобы один жил «как в Европе», пара десяток человек должны жить как в Африке. Разница лишь в том, где эти десятки находятся: в какой-то далёкой стране или непосредственно за стеной твоего офиса.

Нам нужно выработать нелживую идеологию — кратко сформулированную высшую цель нашего бытия и суть нашего исторического творческого акта в данное время. Не может человек творить бесцельно. Это очень сложная задача и, возможно, её время пока ещё не наступило. Идеология должна быть принимаема как очевидность большинством людей и не противоречить национальному укладу всех наших народов. Современное «Обогащайтесь!» не может быть идеологией, т. к. такая идея способна объединить разве что разбойников, да и то на время, пока не пришла пора делёжки добычи.

Человек способен не только падать, но и подниматься. В 1990-е мы упали. Пришло время вставать.

Tags: СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments