inok_mihail (inok_mihail) wrote,
inok_mihail
inok_mihail

Внешние и внутренние причины февраля 1917-го

Для потрясений 1917-го года, потрясших Россию и изменивших облик не только нашей страны, но и всего мира, существовал ряд объективных причин. Были причины как внешние, связанные с деятельностью враждебных России сил, и были причины внутренние, связанные с нестроением народной-государственной жизни внутри самой страны. Причём если первую группу опасностей Россия эпохи Николая Второго ещё смогла бы преодолеть, но вот в сочетании со второй это дало убийственную для нашей государственности смесь.

ВНЕШНИЕ ПРИЧИНЫ
Их несколько. Во-первых, геополитические и цивилизационные. Это главный фактор, являющийся прямой или косвенной причиной всех прочих в этой группе. Из истории мы знаем, что элиты Запада большое число раз объединялись против нас в военные союзы. Иногда у нас получалось полностью отбиться, оставаясь по результатам военной кампании с прибытком территории, а порой — нет. Эти напоминающие паранойю объединения являются той точкой, где сходятся геополитический и духовно-цивилизационные подходы к вопросу о противостоянии России и Запада. Просто и с геополитической, и с духовно-цивилизационной точки зрения Россия и Запад являются не просто разными цивилизациями, а антагонистами. Причём с последней точки зрения Россия как альтернативный общественный, политический и экономический уклад с иными поставленными во главу угла личностными качествами человека неизбежно должна вызывать иррациональную неприязнь большинства элит Запада. Что, само собой, создаёт незримую, но вполне практически действенную базу для военных союзов против нас.

Для создания такого прочного союза на всё время военных действий, для преодоления разногласий элит разных стран Запада между собой требовались большая подготовительная работа и время. Но финансовые механизмы, созданные на Западе к концу 19-го века, позволили быстро сосредотачивать и направлять материальные ресурсы в направлении, нужном чрезвычайному узкому кругу лиц. Наши войны 20-го века подпитывались этими финансовыми потоками, начинавшимися в крупнейших американских банках.

Так, в 1904-1905 годах мы не только с Японией воевали. Япония была лишь инструментом, тараном против нас, но воевали мы тогда фактически с только что появившейся мировой финансовой элитой, ибо на их деньги вчерашняя феодальная страна на задворках Азии приобрела современные военные корабли и другое оружие. Флот, разгромивший русскую эскадру при Цусиме, строился не не верфях Токио, но на верфях Нью-Йорка, Бостона, Филадельфии, Марселя, Киля... Эту битву мы тогда проиграли — слишком силён был враг и новы методы.

Да и целые армии профессиональных революционеров разных мастей недаром обрушились на нашу страну именно тогда. Профессия должна оплачиваться, а главный источник этой оплаты лежал не на бескрайних просторах русских полей, а в узкой темноте американских банковских сейфов. Мировые финансы, сосредоточенные во владении нескольких лиц — какая сатанинская сила! Устраивающая мировые войны, уничтожающая государства, сила, для которой миллионы растерзанных человеческих жизней — лишь мелкая разменная монетка для достижения собственных целей...

Но вся финансовая и техническая мощь Запада не причинила бы нам столько вреда, если бы изнутри Россию не подтачивал злой червь, давно гнездящийся в умах её правящего слоя — дворянства.


ВНУТРЕННИЕ ПРИЧИНЫ
Кажущийся парадокс февраля 1917-го заключается в том, что могильщиками нашей страны выступили представители дворянского сословия, основная задача которого традиционно заключалась в защите страны. «Февральская буржуазная революция», называемая так советскими историками, была классическим государственным переворотом, задуманным дворянством и технически осуществлённым его военной верхушкой. И этот неоспоримый исторический факт является лишь конечной точкой процесса духовной деградации правящего слоя, который бурно пошёл с самого начала 18-го века.

Прежде всего следует сказать об утрате православной веры русским дворянством (к началу 19-го века оно уже сплошь было практически нерелигиозным). Евангельские ценности духа были и есть основой национального характера государствообразующего русского народа, поэтому когда эти качества умаляются в человеке, то он становится как бы чужим, отделяясь от народа и порой даже принося своей деятельностью вред.

Проще всего пояснить это на примере такого явно видимого следствия жизни не по Христу, а по своим страстям, как потребительство.
Важно понимать, что представители хозяйственных и политических элит всегда жили материально богаче и потребляли больше, нежели простые люди, но до 18-го века их потребности могли быть обеспечены существующей хозяйственной системой. В 18-м веке русское дворянство взяло за образец стиля жизни и уровня потребления дворянство стран Запада, в основном Англии и Франции. Т.е. стран, где урожайность в силу климатических особенностей была выше, где уже произошли буржуазные революции, началась промышленная революция и возросла интенсивность материального производства.

Кроме того, у Запада был такой мощный материальный ресурс, как ограбление колоний. Россия такого ресурса не имела, ибо подобное было невозможно — русский человек не прельщался ролью разбойника. Прямой грабёж представителей иных народов у нас оставался уделом отдельных одиозных личностей.
Я уже где-то говорил, что для того, чтобы один человек жил «как в Европе», сто должны жить как в Африке. Вопрос в том, где эти сотни берутся — в отдалённых колониях или же из твоего собственного народа у тебя под боком. В России они брались под боком — эксплуатация крестьян за 18-й век и вплоть до 1861-го года возросла неимоверно, по усреднённым общим оценкам примерно в 3 раза.

Пока дворянское сословие честно служило и укладывалось в своём потреблении в нормы, обеспечиваемые системой без увеличения нагрузки на неё — народ не воспринимал это как несправедливость, а воспринимал как служение общему делу: мужик — трудом, дворянин — ратной службой. Но когда в 18-м веке дворянство фактически отошло от служения и ударилось в личное потребительство, строя дворцы и поместья, при этом увеличивая нагрузку на народ, то люди восприняли это как несправедливость. Православный народ естественным образом стал воспринимать порой плохо говорящих по-русски помещиков с их праздностью и кутежами как чужаков, как нехристей. Появилось разделение на бар и простой люд, и оно усугублялось всё дальше и дальше. 19-й век был для внутренней жизни страны временем упущенных возможностей не потому, что не решили крестьянский вопрос, устранив это чудовищное разделение народа, а потому, что в 19-м веке это невозможно было уже решить. Всё хорошо в своё время. То, что нужно было и не захотели сделать в веке 18-м, уже никак нельзя было сделать в 19-м, а в 20-м оставалось пожинать лишь страшные кровавые плоды.

Душить дворянское самоуправство и вольницу нужно было сразу же, как только она подняла голову при Петре Первом, как боролся с ней в своё время Иоанн Грозный.. Но все наши великие правители 18-го века лишь углубляли их. Императора Павла Первого с его проектами ликвидации крепостного права, оставившими бы дворян-помещиков без их дорогостоящих увеселений, убили почти сразу же. Правители века 19-го не внесли ничего нового. А Великие Реформы 1860-х лишь ухудшили положение крестьян, вдобавок разрушая общину и тем самым делая крестьян более восприимчивыми к пропаганде деструктивных революционных идей.
Уже в 1902-м году в России началась по сути необъявленная гражданская война, за 15 лет до того, как к ней станут призывать большевики. Крестьяне стали массово жечь помещичьи усадьбы. Это были знаменитые «грабишки», описанные Владимиром Короленко.

Деградацию русского дворянства, массовый отход его от евангельских идеалов служения и превращение в полностью паразитирующую группу, хорошо раскрыл Иван Солоневич в своей книге «Народная монархия».
«Наш правящий и образованный слой, при Петре Первом оторвавшись от народа, через сто лет такого отрыва окончательно потерял способность понимать что бы то ни было в России. И не приобрел особенно много способностей понимать что бы то ни было в Европе... русский правящий слой раскололся на две части: революцию и бюрократию. На дворянина с бомбой и дворянина с розгой. Чем дальше шел процесс освобождения страны, тем эти два лагеря действовали все с большей и большей свирепостью: дворянство, вооруженное розгой тянуло страну назад к дворянскому крепостному праву; дворянство, вооруженное бомбой, толкало страну вперед — к советскому крепостному праву.
Дворянство розги опиралось на немецких управляющих, дворянство бомбы — на немецких Гегелей. Было забыто все: и национальное лицо, и национальные пути, и национальные интересы.»

Иван Солоневич. «Народная монархия»


Естественно, что такая правящая элита, расколовшая народ, сама себя вычленившая из него так, что народ не считал её частью себя, должна была исчезнуть. И она исчезла вместе со страной, разрушив её. Народ же остался истекать кровью на её обломках, расплачиваясь своими жизнями за ошибки своего правящего класса.


РОЛЬ НИКОЛАЯ ВТОРОГО
В разрушении России часто винят Николая Второго, попрекая его в тех или иных ошибках и уж совершенно несправедливо попрекая в слабоволии и непригодности к управлению страной. Это всё, конечно же, не так. К началу его правления процесс деградации правящей элиты зашёл так далеко, что уже ни один царь не смог бы изменить ситуацию, будь то даже волевая личность уровня Петра Первого. Крушение государства в том состоянии, в котором оно досталось Николаю Второму, было неизбежным.

Вопрос мог стоять только о сроках.
Николаю Второму оставалось либо бежать, либо начинать внутри страны с обезверившейся элитой гражданскую войну, пролить кровь и проиграть, либо принять мученическую смерть с упованием на Бога, как и подобает христианину. И наш Царь не посрамил звание православного царя, выпив свою горькую и страшную чашу до дна.

Февраль 1917-го года подводит нас к ещё одной важной мысли. По-видимому, капитализм западноевропейского образца с его поставленным во главу угла эгоизмом индивида совершенно не совместим с христианской идеей Русского Мира. Именно поэтому попытки реформ сделать из России некую «типовую страну Запада» довольно быстро порождали у нас и пробуждали к активной жизни огромное количество деструктивных личностей: всевозможных русофобов, нигилистов и террористов-революционеров. Так было у нас и в 1861-м, и в 1917-м, и в 1991-м...

К сожалению, уроки февраля 1917-го нашим обществом совсем не усвоены. Как сейчас наши экономические и иные элиты потребляют, по возможностям ли? И во что верят? Считает ли народ их частью себя?
Tags: Запад, Россия, война против России, сто лет тому назад
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments