inok_mihail (inok_mihail) wrote,
inok_mihail
inok_mihail

О Страшном Суде


Представление о Страшном Суде — это, пожалуй, то, что вызывает сейчас наибольшее неверие и саркастические усмешки. И дело не только в том, что люди воспринимают как нелепую сказку слова о осуждении и наказании, о чертях, котлах и сковородках. Даже если им сказать, что в аду будут вечно пытать электротоком, их доверие не увеличится. Дело в том, что они воспринимают как невозможную саму идею вечного страдания, вечного наказания за совершённые поступки. Что кто-то их будет вечно и расчётливо мучить за одни и те же некогда сделанные прегрешения. Они правы и неправы одновременно. Всё гораздо проще, прямолинейней и страшнее. Страдания будут, но не из-за самих поступков, а из-за того состояния души человека, которое к ним когда-то приводило и в котором она пребывает до сих пор.

Для начала разберёмся с котлами и сковородками. Это просто дано как образ страдания, наисильнейший образ, который был в состоянии себе представить человек той эпохи, когда эти образы складывались. Человек не имел и не может иметь в своём языке понятия, которые бы хорошо описывали духовный мир потому, что человек не имеет такого опыта. Поэтому многие вещи даются образно, просто для того, чтобы попытались понять их суть.

Взять хотя бы сам образ суда. Часто человек представляет себе картину Страшного Суда, как некое загробное юридическое мероприятие: Бог — судья, дьявол — прокурор, ангел-хранитель — адвокат. Вот выносится суровый приговор, грешника немедленно хватают и волокут прямо в ад, а грешник кричит, упирается, не хочет… Эта картина, конечно же, не имеет ничего общего с действительностью. Хотя бы потому, что никак не сочетается ни с христианским представление о Боге как о человеколюбце, как о любящем Отце. Суд здесь выступает не как образ «решения о человеке» с точки зрения некоего уголовного кодекса, а как образ черты, окончательного определения перед лицом вечности. А кто здесь определяет? Да сам человек!

Когда человек необратимо пересекает черту смерти и отрицается материального бытия, то он оказывается лицом к лицу совсем с другой, человеческими словами неописуемой, подлинной духовной реальностью, где наш материальный мир со всеми его законами — всего лишь одна из сторон Бытия. Человек начинает видеть мир таким, какой он есть на самом деле. И, что важно для нас, начинает видеть себя самого, свою собственную личность такой, какая она на самом деле есть, без лукавства, без фальши, без самообмана. Ведь материя, словно непроницаемая ширма, при нашей жизни заслоняет от нас не только внешний духовный мир. Она в значительной мере заслоняет от нас и наш духовный мир, наше собственное «я», собственные дурные склонности, делая их видимыми лишь тогда, когда они разрастаются, принимая характер навязчивой страсти и одержимости, внешне выплёскиваясь уже в конкретных поступках. И лишь когда материя расступается, исчезает из жизни человека, то он начинает видеть самого себя таковым, каков он есть на самом деле.

В духовном мире мысль есть действие. В юности я любил читать научную фантастику и помню рассказ, который назывался «Стрела, летящая во тьме». Как теперь понимаю, очень христианское по сути произведение. Сюжет вкратце таков. Земная экспедиция занимается повседневными исследованиями на далёкой планете со следами покинувшей её цивилизации, оставившей непонятные механизмы. И вдруг там совершается убийство. Убит член экспедиции, находящийся один за пределами базы, причём перед смертью убитый выкрикнул имя того, кто его убивает, а ведь «убийца» в тот момент находился вместе со всеми остальными в одном помещении. Оказалось, что машины на планете могли материализовывать мысли людей, создавая их физические копии, выполняющие задуманное. А герой в конце рассказа задаётся вопросом, как же в нравственном отношении создатели этих машин должны превосходить землян, ибо даже в мыслях у них нет ничего дурного.

Описанную в этом рассказе действенность мыслей можно в некоторой степени считать образом духовного мира. Только в духовном мире помышления действуют прежде всего на самого человека. Все неизжитые страсти, скверные, болезненные душевные переживания подхватывают его и несут, как щепку несёт бурный поток. И человек не в силах противиться этому. Ведь вместе с материей из нашей жизни исчезает и расчётливое терпение, частенько в земной жизни сдерживающее нас. Например, мы можем на людях сдерживать свои гнев и похоть, ибо боимся, что люди могут подумать о нас плохо. Так подчинённый может подобострастно улыбаться и поддакивать хаму-начальнику, понимая, что если он в ответ на оскорбления начальника проявит свои подлинные чувства: скажет всё, что о начальнике думает или даст волю своим кулакам, то ему самому потом будет плохо во многих отношениях. А теперь всё, этой преграды больше нет. Но нет и тела, посредством которого движения своей воли можно было осуществлять. И это состояние должно быть невообразимо мучительным.

Человек уже не может покаяться, чтобы изгладить, уничтожить это губительное состояние. Покаяние есть изменение сознания, а время изменений прошло. Таковым временем было время нашей земной жизни, ибо способность сознания человека изменяться в одну либо другую сторону, от тьмы к свету или наоборот, как-то связана с материей. Пока мы живы, нам возможно покаяние. А после смерти уже нет. Личность уже сформирована для духовного мира и пребывает в тех качествах, какие достигла. Вот зачем нужна земная жизнь человека: с помощью Божьей победить страсти, достичь евангельской чистоты духа! Нам надлежало бы обменивать дни своей земной жизни на дары Божественной Благодати, стяжать её всеми силами души вместо того, чтобы тратить их на суетное и пустое.

За гробом покаяния нет, там есть только воздаяние в виде плодов того состояния души, в котором она пребывает на момент завершения земной жизни человека. И человек сам вкушает эти горькие плоды своей жизни полной мерой. Недаром Святые Отцы Церкви упоминают, когда касаются вопроса о пребывании души вне тела, что страсти там усиливаются многократно. Неизжитые страсти остаются те же, но вот способность сопротивляться им исчезает совершенно.

Поэтому и говорили Святые Отцы «Познай себя!». Познать себя — это значит ещё в этой жизни воочию увидеть своё собственное духовное ничтожество, несовершенство, увидеть практически, столкнувшись с ним лицом к лицу. И, увидев, начать исправляться, готовить себя к жизни будущего века, обратившись к Богу. «А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр 11:6)

И вот по исходу человека из жизни земной, все чувства, все стремления сердца, все подлинные мысли человека, даже те, в которых от сам себе боялся признаться, полностью открыты. И наступает самое главное. Словно потерянную драхму (ср. Лк 15:8), Господь будет искать в человеке своё, чистое, не загрязнённое. То, что бы хоть капельку сделало человека подобным Ему. И счастье человеку, если найдёт. Но ведь и человек, коли всё теперь открыто в нём и для него самого, может сам отчётливо увидеть, что нет в нём ничего божественно-чистого, что он сам своей собственной волей на протяжении своей земной жизни всё в себе опоганил, изгрязнил…
И тогда он ответит Богу: «Господи, я не имею ничего общего с Тобой и поэтому нет у меня желания с Тобой быть». А Бог, как человеколюбец, уважающий естественную свободу своего творения, cкажет: «Ну что ж, раз такова твоя воля, значит так тому и быть». И пойдёт душа в места, куда Бог не заглядывает, где нет света Его. И это самоопределение, окончательное и бесповоротное — суть того, что называют Страшным Судом.

А бесы — да, будут мучить с ними заодно в тех местах оказавшихся. Но не за поступки, ибо это, как сказано, не юридическая процедура суда и наказания за проступки, как мы привыкли себе представлять. Не потому, что бесы записывались в исполнители приговора. А просто потому, что они злы и ненавидят всё, что от Бога и Им созданное, а уже тем более и созданное по образу Его.
Tags: православие, страшный суд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments