inok_mihail (inok_mihail) wrote,
inok_mihail
inok_mihail

Февраль 1917-го. В чём именно вина народа.

Огромные массы народа на улицах городов приветствовали в марте 1917-го известия об «отречении» Николая Второго. И никого не смущали странные детали, ему сопутствующие. Ни сам документ, представляющий собой неровно обрезанный лист телеграфного бланка с текстом и карандашной подписью под ним, явно несоответствующий той роли, которую играют такие документов на историческом пути великих монархий. Ни то, что само действие противоречит закону Российской Империи о престолонаследии.

А почему же никто не потребовал проверки такого акта на соответствие государственным законам? Почему никто не потребовал проверки этого документа, графологической экспертизы, не потребовал получить точного и публичного подтверждения у Царя, что он действительно подписывал этот документ?

А потому, что люди отчаянно желали устранения монарха от власти и монархии как таковой. Настолько сильно и страстно, что, получив весть о желаемом, стали радоваться и избегать всего, что смогло бы эту радость нарушить. Это было буквально всеобщее помрачение рассудка. Именно так очевидцы и описывают март 1917-го в Петрограде. По описаниям складывается такая картина, что человека, который бы тогда заикнулся о своих сомнениях и вышеупомянутых проверках, просто немедленно растерзали бы.

В этом и состояла вина наших прадедов. Она в том, что народ, прежде всего в лице своих политических, интеллектуальных военных и деловых элит, кое-кого из священноначалия — правящих, образованнейших и активнейших слоёв общества — желал уничтожения русского самодержавия, забыв все клятвы и присяги, совершенно утратив понимание его внутренней сути. Они, подобно либералам нынешнего века, поверили в ложь и сами уверяли всех, что Россия держится лишь на силе кнута и тюрем, совершенно при этом забыв про силу патриотизма, веру, верности присяге, любви к Государю, уважении народа к верховной власти...

Общество и народ — не синонимы. К 1917 году общество давным давно отделилось от народа, не представляя себе его действительные чаяния, воображая, что народ нуждается лишь в том, о чём говорится в напечатанных в Лондоне на деньги тогдашних Соросов брошюрках, привозимых и распространяемой тогдашней пятой колонной. От имени народа оно разрушило государство этого же народа. Организовывая государственный переворот и устраняя самодержавие, эти люди думали, что строят новую, великую, свободную страну и поэтому создают какую-то необычайно счастливую Россию будущего. Но, выламывая фундамент, построить ничего невозможно. Можно только всё разрушить, что и произошло. В октябре 1917-го пришли иные силы, которые стали собирать стремительно рассыпающуюся на части страну, но уже под красными знамёнами. Это было другое государство, движимое иными духом и идеями, жестоко взнуздавшее революционно-либеральную вольницу. В котором все те, кто радовался освобождению России от самодержавия, познали на своей шкуре, что значит совершенная несвобода и попрание всякого достоинства человеческой личности.

Вообще столетие нашей национальной катастрофы должно бы стать временем нашего проклятия либерализму, и весьма знаменательно, что само слово «либерал» многими воспринимается как ругательство. Потому что именно либеральные идеи Февраля, воцарившиеся в умах людей, сгубили Россию.

«Почта русская кончилась уже давно, еще летом 17 года: с тех самых пор, как у нас впервые, на европейский лад, появился "министр почт и телеграфов". Тогда же появился впервые и "министр труда" — и тогда же вся Россия бросила работать. Да и сатана Каиновой злобы, кровожадности и самого дикого самоуправства дохнул на Россию именно в те дни, когда были провозглашены братство, равенство и свобода.»
(Бунин И.А.)

Tags: 1917-й, сто лет тому назад
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments