inok_mihail (inok_mihail) wrote,
inok_mihail
inok_mihail

Академия наук кумовства

Вести.Ru:
Семейный подряд: академики протаскивают в РАН даже бездарных детей

Конечно, хорошо, когда врачи потомственные, и все-таки не слишком ли много среди членов-корреспондентов-медиков, избранных на последнем общем собрании, сыновей и жен действующих академиков? Да, их отцы и мужья — уважаемые ученые с мировыми именами, но эти без малого полтора десятка новых членкоров, появившихся за один избирательный цикл, что за люди?

В семьях российских академиков медицинских наук — пополнение. У знаменитого академика Чазова, бывшего врача Брежнева, академиком стала дочь Ирина. Кроме научного звания Ирина Евгеньевна унаследовала и отцовское кресло — руководителя Института клинической кардиологии.

У директора "Научного центра здоровья детей" Минздрава академика Баранова академиком стала жена Лейла Сеймуровна. В центре мужа она трудится еще и заместителем директора.

У бывшего зампреда думского комитета по здравоохранению академика Колесникова академиком стала жена Любовь Ильинична. Она руководит "Научным центром проблем здоровья семьи и репродукции человека".

(Читать новость целиком)

Есть вещь, которая меня больше всего удивила в этих людях из сюжета — молодых академиках. Нет, не громкие должности. И не зарплата в 22 миллиона в год у сынишки академика. Такие вещи для меня как новости из мира совершенно непонятных инопланетян — следа в душе не оставляют совсем. Меня в такого рода сюжетах интересуют прежде всего глаза и лица героев. А у них есть нечто общее — некая печать холёности лежит на этих лицах и глазах, которая, кажется, несовместима ни с каким представлением о напряжённом труде.

Совсем другие лица у академиков старой школы, что предстают нам в кадрах кинохроники. И не удивительно! Хотя труд учёного нелепо сравнивать по тяжести с трудом, к примеру, шахтёра или лётчика-испытателя, но тем не менее у него есть одна особенность. Если шахтёр, поднявшись из шахты, оставляет работу за своей спиной, то настоящий учёный трудится всё время, пока бодрствует, ибо мыслительная деятельность не прекращается. Он постоянно носит работу с собой, и эта его деятельность в полном смысле слова самоотверженная. Он отвергается себя, принося своему делу в жертву всё своё время и все свои силы. И именно этот отблеск благородной жертвенности мы наблюдаем на лицах пожилых академиков из кинохроники.

А сюжет нам явил печальную вещь — превращение деятельности учёного из призвания в ремесло в скверном смысле этого слова. Академики, словно бизнесмены, пытаются передать «дело» жёнам и детям.

Так и хочется сказать кое-кому порой: «Ты хоть и учёный, но, увы, дурак». Неужели не понимают люди, что их заслуги, научные достижения — это результат прежде всего самоотверженного труда, а не одного таланта только? Если они хотят, чтобы их чада продолжили дело их жизни и пошли дальше них, то детки должно потрудиться всю свою жизнь примерно также, как в своё время это делали родители, а не сесть сразу на всё готовое. А понятие самоотверженности — это уже из области духа, а не интеллекта. Достижения учёного есть результат и духа тоже, а пренебрежением духом ничего хорошего никогда не приносит.

Этот случай с Академией Наук бьёт ещё по одной лживой парадигме, которая идёт с советских времён. Тогда многие были убеждены, что к «интеллигентность» (высшее образование, отношение к науке и искусству) непременно прилагается и нравственность. Поэтому и рвались назначать в руководители и вершители дум то учёных, то просто эстрадных шутов. Но это глубокое заблуждение. Высокая учёность не означает автоматически высокую нравственность. Например, можно быть настоящим учёным со званиями и оригинальными трудами, но при это злобным человеком, фанатичным атеистом, мечтающим истребить всех несогласных верующих.

Единственный положительный герой сюжета — 88-летний академик Андрей Иванович Воробьев воспринимается как подлинное лицо нашей науки — той, что действительно соткана из трудов. Хотелось бы надеяться, что это не вчерашний день, что так оно и дальше будет, и случай с «младоакадемиками» останется в прошлом малозначительным и полузабытым эпизодом.

Может, пора начинать молиться за науку и учёных? Уж больно там соблазнов много. А сил духовных мало, видать.
Tags: наука
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments