inok_mihail (inok_mihail) wrote,
inok_mihail
inok_mihail

Ущербное сословие

Жестокое убийство 16-летней девушки потрясло Новосибирск. Следствие ещё не закончено, но пока все улики указывают на сына очень богатого и влиятельного человека. На иллюстрации к заметке — современные символы богатства: особняк и дорогая машина рядом. Не правда ли, чем-то знакомая картина?
Примеры из жизни. Дорогая машина, хозяин которой нагло перегородил вход в подъезд так, что никто пройти не может (старенький жигулёнок гораздо реже увидишь в такой роли). Заповедный лес и озеро, сгубленные ради строительства особняка. Прекрасный уголок природы, превращённый в отвратительную свалку, отравляющую — в прямом смысле — жизнь людям целого посёлка. Родитель, пытающийся сделать безнаказанным жуткое преступление своего ребёнка.
У этих разных событий есть одно общее место соприкосновения. Их все совершили люди совершенно определённых и далеко не лучших душевных качеств. Но есть ли ещё что-то общее у этих людей, более материальное? Да, есть. Эти люди обеспеченные (с малыми средствами такое просто физически не совершить) и имеющие власть (либо очень хотящие ей пользоваться в личных интересах). Учитывая, что в том обществе, которое мы строили в 1990-е, большие деньги означают и реальную власть тоже, в голову приходит мысль о двух чётко выраженных сословиях современной жизни: предпринимателях и чиновниках. Ну, с зарвавшимися госслужащими наша власть, слава Богу, уже смогла начать более-менее эффективно бороться, а вот зарвавшиеся предприниматели пока остаются некой священной коровой, которую нельзя трогать. А то и понятно: право частной собственности и всё такое.

Сословия есть в любом обществе, пусть и не признающем их, это нормальное явление. Даже большевики, захватив власть и отменив все прежние сословия, тут же фактически создали новые. Наше нынешнее предпринимательское сословие родилось и сформировалось в эпоху безвременья и смуты 1990-х. Что не могло не отложить очень плохого отпечатка на нём.
Одним из последствий либеральных реформ в России было то, что на первый план стала выступать жуткая и жестокая харя российского криминала. Неподготовленный неформальным и деятельным воспитанием личности и потому преступный призыв «Обогащайтесь!» воззвал к жизни тихо дремавший во многих наших сердцах закон диких джунглей. В результате этого неизбежно произошло некоторое перераспределение богатств страны в руки самых алчных, беспринципных и жестоких. В руки откровенной черни. Чернь обрела власть.

Под чернью я подразумеваю ровно то, что подразумевал под этим понятием наш русский философ Иван Ильин. Он связывал понятие «чернь» исключительно с низостью души. Это ни в коем случае не мера достатка, ибо зачастую среди скромных небогатых людей можно обнаружить человека потрясающих душевных качеств. К черни Ильин относил людей «без чести и совести, с мёртвым нравственным и социальным чувством, беспринципных в своей хищности, людей порочных профессий». Это также не мера учёности и известности. В наше время есть и богатая, и образованная чернь (Ходорковский, Касьянов), и известная (некоторые поп-звёзды).

У всех людей такого склада есть нечто общее. Это не конкретные скверные качества души — они могут быть различными. Это даже не просто самовыделение себя из народа как чего-то исключительно просвещённого и лучшего — этим грешат многие либералы-интеллигенты, которые даже если и готовы весь народ отдать на растерзание ради своих чисто умозрительных идей устроения нашей общей жизни, но сами лично и мухи не обидят.
Это отношение к народу как к стаду баранов с ролью себя а качестве пастуха и хозяина. Хозяин стада имеет право зарезать любое животное для пропитания. Так и эти люди в душе мнят себя хозяевами жизни. Хозяевами жизни людей. Они «лохи», а я человек — вот их жизненное кредо. Апофеоз ощущения собственной исключительности и важности.

Когда мы говорим о том, что из власти необходимо изгонять людей недоброй совести так, чтобы правили лучшие, то мы обычно имеем в виду либо чиновников, либо выборные органы власти. Но деньги — это тоже власть, и поэтому совершенно необходимо, чтобы лучшие распоряжались и ими. Иное народ своим сердечным чувством воспринимает как величайшую несправедливость. Наши люди (за исключением разве что отдельных фанатично-невменяемых личностей) спокойно относятся и к миллионеру, если он живёт с ними в городе или селе одной жизнью, мало чем внешне выделяясь. И неодобрительно — к тому, кто выделяется показной, бьющей в глаз роскошью, дорогой машиной, особняком с двухметровым забором, дикими и непристойными развлечениями и т.д. Недалёкий человек объяснит это завистью и будет неправ. Ибо это не зависть, а убеждение в неправильности такого использования богатства.
Русский человек всегда был убеждён, что богатства нужно направлять либо на великие, либо на возвышенные цели, и именно в этом смысл его приобретения. Прекрасные большие каменные храмы посреди деревянных изб села — зримое воплощение русского отношения к богатству.

Предприниматели, купцы, будучи сильными, инициативными личностями, всегда играли огромную роль в жизни страны, накопляя средства и направляя их по определённым направлениям. Такие люди нужны стране — это очевидно. Не могут все сидеть по кельям и молиться. Но чтобы предпринимательство играло свою традиционную роль, необходимо так или иначе очистить его от черни. Надев костюмы, бывший криминалитет из 90-х меняет только форму одежды, в душе оставаясь тем же, с теми же желаниями и устремлениями. И готовностью применить те же методы для их достижения. Сказки про «первоначальное накопление капитала», которыми нас пичкали в 90-е годы либеральные экономисты — ну что за чушь, не правда ли? Человек, который находится в состоянии черни и не изжил это искренним и деятельным раскаянием — чему хорошему он может научить своих детей? Он может только передать им свои пороки.

Что же можно сделать?

Можно ли добиться очищения предпринимательской среды от черни?
  • Как можно более широкая гласность. Доступность компьютерной техники и сетевых средств сейчас это позволяет. Тёмные дела не любят освещения. Главное — не лгать. Человек, совершивший мерзкое преступление и не имеющий неформального раскаяния, должен стать объектом отторжения для всех. Покрывающий преступника или способствовавший преступлению — тоже.
  • Воззвать к верховной власти. Когда преступление совершает власть имущий (деньги — это пока власть, увы), то это её поле деятельности.
  • Обязательно задействовать порядочных людей из самого предпринимательского сословия. Что они там есть, я не сомневаюсь. Всеобщая нерукопожатость в таких сообществах часто означает для недостойного путь вниз, в городские подворотни, откуда он и вышел.

Tags: народ, убийство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments