inok_mihail (inok_mihail) wrote,
inok_mihail
inok_mihail

Финляндия и Прибалтика. Схожая история, разные последствия.


Стоит в центре Хельсинки памятник нашему царю-освободителю Александру Второму. Как вы думаете, мог бы устоять такой памятник где-нибудь в современном Таллине или Киеве? Видя, как угрожают поступить и поступают там с памятниками нашей истории и воинской славы, рискну предположить, что нет.

Казалось бы, почему такое разное отношение к памятникам истории России в этих частях бывшей Российской Империи? Я бы сказал, что прибалты испытывают прямо-таки комплекс неполноценности, кидаясь разрушать всё, что связано с памятью о временах вхождения в состав России. Финны же такого комплекса явно не испытывают.

Выразительность различия усугубляет то, что и финская, и прибалтийская государственность были в своё время сформированы Россией. Ведь чем определяется преобладающая "национальность" государственности? Тем, какой народ внёс в её создание и развитие наибольший вклад, жертвуя своей кровью, трудом и творческими силами. А для этого как минимум необходимо, чтобы на местах культурная и профессиональная элиты, равно как и чиновники, были из среды основного народа.
Ведь до присоединения к России это было не так. В Финляндии вся бюрократия разговаривала по-шведски, финский же язык был языком простонародья. В Прибалтике же чиновники были сплошь из немцев, и латышам, литовцам и эстонцам доступ в эти сословия был практически закрыт. А в XIX веке ситуация изменилась. Доступ представителям местного народа к образованию и государственной службе стал открыт, что привело к появлению национальных управленческих кадров.

Откуда ж такое различие в отношении к России, тем более что набор взаимных исторических обид (и реальных, и надуманных) здесь схожий? Почему прибалтийские правящие элиты чувствуют необходимость таким вот образом самоутверждаться, а финны - нет? Думаю, ответ в том, что финны смогли поддержать и развить свою государственность, прибалты - нет.

Не всякий народ создавал свою государственность. К этому не все способны, но это ни в коем случае не может является причиной для разговора о якобы неполноценности народа. Многие не умеют хорошо петь или рисовать, не становясь от этого изгоями и творчески проявляя себя в других областях деятельности. Большинство народов не создали своей государственности - подобно тому, как большинство людей не умеют профессионально исполнять оперные партии и писать картины маслом. Способность к государственному строительству - это некий Божий Дар, талант, который народ и реализует в своей истории.

По сути исторического пути взаимоотношения государства и народа мы можем выделить такой (весьма условный и неполный, впрочем) набор типов государств:

Национальное государство.
Естественное. Пример - государства Европы: Швеция, Франция, Великобритания, Германия, Польша.

Государство без народа.
Не в том смысле, что это государство никто не населяет, а в том, что такое государство возникло не на фундаменте предшествующего исторического развития целого народа в его полноте, а путём отрыва от него, от национальных устоев.
Эти государства нам подарил англо-саксонский мир. В начале их создания лежали деяния авантюристов и искателей наживы, которые пересекали океан, полностью порывая все связи со своим народом, и поселялись на новых, безлюдных замлях, начиная жизнь с чистого листа (коренное население такие переселенцы за людей не считали). Примеры: США, Австралия.

Искусственное государство.
Государства Прибалтики, Украина.
Будучи чисто политическим проектом, эти псевдогосударства являются просто инструментом влияния на территорию, не неся в себе никакой национальной созидательной идеи. Это видно как по истории их создания, так и по тому, что они не могут существовать без сильного покровителя, постоянно обеспечивающего их необходимыми материальными ресурсами. Без такой поддержки они постепенно чахнут и деградируют. Их нынешнее существование обеспечивается только военно-стратегическим значением этих территорий для оказания Западом давления на Россию.

Из всего сказанного следует очень важный вывод, учитывая очевидную деградацию Запада и возрастающую мощь России. Рано или поздно и Прибалтика, и Украина неизбежно войдут в зону влияния России. Какова будет глубина этого влияния - вопрос открытый. В Прибалтике до открытого присоединения вряд ли дойдёт - мы стали опытнее, мудрее, и по отношению к ищущим только выгоду легко заменим нашу любовь на прагматичные государственные интересы.


P.S. В тему. Пишут, что шуточное интернет-голосование о присоединении Латвии к России обернулась для её жителя шестью месяцами реального тюремного заключения. Не касаясь вопроса о лицемерной свободе слова в Латвии, зададимся таким вопросом, больше риторическим: а если бы интернет-голосование было организовано по вопросу присоединения Латвии к США, был бы наказан его организатор?

P.P.S. Осталось добавить, что Россия представляет собой ещё один, уникальный тип государственности, который вовлёк в равночестное и большей частью ненасильственное государственное строительство народы, своей государственности не имевшие.
Tags: Прибалтика, Финляндия, государственность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments